- Статьи

За плотвой на Рыбинское море

Были на море. Понятно, что рванули за плотвой… По прибытии нашли приличную толпу, которая душила ершей. Я хотел было остаться, так как знал, что именно здесь еще вчера поклевывала плотва, но остальные уговорили идти дальше в море. Была у меня в навигаторе точечка в километре мористее, от которой можно было отталкиваться в поиске… Первые лунки — те же ерши… С удовольствием едят желто-черный «арбуз» на моей мормышке. Бегаем, буримся. Павел выдернул окунька на плавающего черта… Снова ерши или вообще пустота. Потом Паша опять сотворил чудо, выцепив плотвицу граммов на сто пятьдесят. Разбурились. Главное ведь — зацепиться за рыбу! У меня сход плотвиный, а Паша рядом цапнул окуня на полкило! Батя в это время стойко ловил на баланс… Вот у него поклевка и хороший сход под лункой. Договорились, что это налим был.

А вокруг пустота. С час крутились на точке — без толку… Сбегал проверил батину лунку — а там перепад по сравнению с нашими в 40 см. Да и у нас буквально в 10 м разница в глубине около 25 см. Локальная аномалия. Не может быть, чтобы здесь было всего три рыбки! А может, ей моя мормышка не нравится? Меняю на классического черта. Из насадки две красных бисерины и одна белая. Вконце-концов мне это надоедает, и я отбегаю метров на сто в сторону. Десяток проводок — пусто. Вокруг чистое поле — ни одной лунки. Ухожу еще на полсотни метров. В голове вяло: «Все без толку» Первая проводка… Кивок шевелится… Плотва граммов на 300 прыгает на льду! Красота!!! Через несколько проводок еще одна, но чуть помельче. Взяла после радикальной смены игры с плавной раскачки на бешеную тряску.

Зову всех к себе. Разбуриваемся мористее — и снова тихо! А у отца снова налимий сход, на этот раз на блесну. Вижу, как мужичок метрах в двухстах дернул кого-то похожего на налима. Погода сказочная: тихо, утренний ветерок улегся. Ловить на мормыху — одно удовольствие. Паша отступает немного бережнее, и ловит плотвицу. Ага! Батя достает мормышку и тут же тоже ловит плотвицу. И плотва хорошая! Я проверяю «налимью» лунку. Оказывается, там снова глубина идет вверх, а бережнее — на полметра глубже! Свальчик? Пара лунок — и несколько плотвиц. Потаскиваем, но берет не очень — мучают сходы…

С моря в нашу сторону двигаются трое. Шифруемся. Но они, к счастью, заметили налима, небрежно брошенного соседом на лед, и идут к нему. Перебуриваюсь бережнее, и снова глубина пошла вверх! Кана-вина? Или приямок локальный? Рядом с нами остаются двое: налимщик и один из «морской» троицы. Есть ощущение, что одни мы ненадолго. И точно. Мужичок, не поймав налима, проходит мимо нас, а батя как раз в это время выворачивает хорошую плотвицу. Садится поодаль. Нас уже четверо! Смещаюсь еще немного — по бровке, нарисованной в голове канавы. Сверлюсь — и на редкость удачно! Плотва хорошо давит, приходится даже несколько раз сдавать леску (0,12), пока не заведешь в лунку! Красавица на полкило — чистый слиток серебра! Под ногу!

Как же я ненавижу черта при ловле плотвы! Количество сходов уже сравнялось с количеством пойманной рыбы. И какие сходы! Очередная плотвина после продолжительного вываживания и скрипа лески, уходящей сквозь сжатые пальцы, отваливается прямо в лунке! Я ее вижу, пытаюсь ухватить рукой, но только проталкиваю глубже, на прощанье пожав пальцами хвостик… Выжимаю рукав и решаюсь отрезать на фиг черта! Ставлю мормышку «под нимфу» с крупной желтой бисериной. Дело сразу налаживается! Тем временем к нам присоединяется сосед-налимщик и с ходу начинает ловить… Так-то не жалко, но нас уже пятеро! По моим ощущениям, до того момента, когда к нам побежит сидящая в километре толпа, осталось совсем чуть-чуть…

Позади, метрах в пятистах, ходят еще трое. Заметят наши движения? Конечно! Двигают в нашу сторону! А со стороны толпы уже слышен рев «снежиков»! Первым появляется внушительнейшего вида шкаф, который тут же решает занять батину лунку, нагло пройдя между нами. Был послан бурить самостоятельно… И ведь пошел! Людей все прибывало. В какой-то момент народ пошел не
только от берега, но и с моря. И тут произошло неприятное — повалил снег. Стеной! Нет бы ему начаться на час раньше! Кто бы тогда нас увидел и обурил! Нет, это был явно не наш день, а день толпы… Плотва клевала широко, и скоро стало понятно, что дно здесь изрезано небольшими канавами, да вдобавок закоряженное. Народ ругался на обрывы. Некоторые вытаскивали рыб «под кило». Мы тоже не отставали, но в целом после появления толпы плотва помельчала…

Сели перекусить и обменяться впечатлениями. Бате удалось поймать с лунки полтора десятка плотвиц. У меня больше 10 штук не получилось. Наверное, просто не хватило терпения. Павел тоже не отставал. Крупный окунь отломил крючок у его плавающего черта, и Паша сменил его на уралку с арбузом. Человек в первый раз ловил на безнасадку, и надо было просто видеть его игру! Поначалу я сильно сомневался, что если делать три-четыре взмаха мормышкой за проводку, то рыба на такую игру будет клевать. Как бы не так! Плотва жрала мормыху — и с каким удовольствием! Описать батину мормышку сложно: какая-то странная самоделка, которая уже несколько лет бессменно висит у него на удочке, выловив за это время огромное количество плотвиных и окуневых хвостов. Замечу только, что почему-то вся наша команда в этот день предпочла желтый цвет бисера…

Снова разбежавшись, бродили по набуренным ранее лункам, собирая по рыбке-другой… Разленившись ловить с колена, ловили стоя. Получалось… Странно, что не было окуней. Из «не плотвы» на всю команду одному мне удалось поймать единственную густерину. Два Пашиных окуня, пойманных до плотвы, не в счет. В какой-то момент плотву выключили. Мы дергаться не стали, резонно полагая, что теперь очередь толпы искать рыбу. Ведь вокруг нас уже скопилось больше полусотни человек! И вскоре немного в стороне рыбу все-таки нашли. Но неприятным сюрпризом стало изменение в ее поведении: плотва стала брать на червя со дна. И только со дна! Как мы ни пытались соблазнить ее на игру, даже дотрогов не было…

Вообще с такой ситуацией я сталкиваюсь периодически. Как только какое-то количество народа рядом начинает ловить «на замри», безмотылку как вырубают, хотя до этого по количеству рыбы она рвала червячников напрочь. По всей видимости, при этом изменяется кормовое поведение стаи. Часть особей начинает подбирать корм со дна, и видя это, все остальные рыбы тоже переключаются на поиск корма на дне, игнорируя шевелящиеся приманки… Поняв, что здесь нам ничего не светит, двинули по старым лункам. Но с засвеченного места плотва ушла. Решили, что неплохо бы постучать налима, но к этому времени уже сами стучали зубами. Сырой снег прилипал к одежде и тут же таял. Воротник, рукава -все сырое. По коленкам потекло… И все же бегом облавливаем лунки. Практически во всех мормышка прыгает по корням коряг, иной раз проваливаясь на полметра.

Уходили мы со льда последними… И пусть рыбу у нас «отняли», но все равно мы были довольны тем, что сами в поле нашли плотву, да какую! Да и вообще неплохая получилась рыбалка.

автор Алексей ГАЛКИН

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *