- Статьи

Трудовая рыбалка под Мышкином

Все как обычно: загрузка в машины лодок, моторов, палаток, ночной переезд. Приехали рано, полная темень, льет дождь. С пятой попытки попадаем на искомую полянку на берегу Волги. Участок Волги в окрестностях города Мышкина формально относится к Рыбинскому морю, но он мало изменился после создания водохранилища: берега здесь высокие и река осталась практически в своих естественных границах. От берега до берега рукой подать, от свала до свала максимум 150-200 метров, а местами и еще меньше. Прогноз обещал резкое похолодание, снег, но первые два дня стояла относительно теплая погода: днем около 3-5 градусов, правда дожди шли регулярно, с небольшими перерывами. Давление чуть ниже нормы, температура воды на поверхности 7-8 градусов. Только на третий день подул северный пронизывающий ветер.

Уровень воды в Волге сильно упал: на глаз больше полутора метров, что непонятно, ведь обещали «держать»! Но, слава богу, все-таки дали мальку подрасти, и он уже успел из травы отойти на более глубокие места. И надо сказать, что такого количества малька я давно здесь не видел. Прямо напротив нашего лагеря хорошо видны поплавки сетей. Они перегораживают весь залив. А вот и хозяева сетей появились: на двух надувных весельных лодках уверенно выплыли проверять улов. Лодки у нас не собраны, вмешаться в процесс не можем. Вышли на берег, стали им орать, чтобы забирали свои сети и валили отсюда по-хорошему, что будем звонить в рыбинспекцию, достали фотоаппараты. Удивительно, но подействовало! Мужики очень быстро собрали сети, сдули лодки, погрузились в машину и уехали.

Места эти нам знакомы: за десять лет рыбалок мы хорошо их изучили. Бывали годы, когда с моря в Волгу по осени заходило огромное количество уклейки и чехони, а за ними подтягивались стаи жерехов, судаков и щук. Но это все в прошлом. На скопления некрупной, до двух-трех килограммов, щуки нам удавалось попадать в сентябре-октябре еще год назад, а вот про стаи жереха в последние годы никто и не слышал. Заход в Волгу с Рыбинки как хищной, так и мирной рыбы обусловлен множеством факторов, неподвластных никакой логике, и успех рыбалки в большей степени зависит от того, есть рыба на этом участке или нет. В качестве контроля бросаем на разных глубинах десяток кружков, наживленных окуньками. Сами отправляемся на двух лодках искать рыбу.

Первая точка прямо рядом с лагерем. Здесь по дну прокладывали кабель, велась выемка грунта. Столько понакопано, что не разберешь, где какая яма начинается и заканчивается. В этот «лунный» пейзаж вдается четкая глубокая канава затопленной речки. Включили эхолот. Вначале я подумал, что прибор испортился или работает в режим «рыб не показывать». Спустя 20 минут нарезания кругов стало ясно, что «нашей» рыбы просто нет, да и белой совсем немного. Переезжаем на левый борт русла. Там тоже рельеф сложный, с буграми. Рыбы нет. Спускаемся вниз по реке, почти к Мышкину. Грузовой причал с огромными опорами. Отличные укрытия для рыб, рядом глубина и граница сильного течения. У Саши судачья четкая поклевка на твистер, у меня окуневая — на кастмастер. У Эдика после заброса вдоль опор садится щука, но сходит около лодки.

Идем к устью Юхоти. После сброса воды видны песчаные наносы, а местами даже обнажились острова. Ночью на моторе в таких местах нужно смотреть в оба. Мысленно представляю себе, где сходятся течения Волги и Юхоти. Якоримся. Течение очень сильное, груз 30 г погружается 20-30 секунд. Но дно местами плотное, отбой в руку хороший. В какой-то момент решаю сменить приманку и ускоряю вращение. Сразу следует мощная потяжка. Саша уверенно подсачивает мою щуку. На вид около двух килограммов. Заглотила глубоко, чуть поводок не откусила. Но последующие забросы в ту же зону результатов не дали. Переехали под высокий обрывистый берег Волги. Почти вертикальный песчаный обрыв, зеленые елки и догорающие золотым огнем березы и тополя. Недолго осталось любоваться в этих местах такой красотой. Постепенно берег осыпается и лес сползает в воду. Все это результат разрушительных волн от проходящих судов. Уже осталась лишь узкая полоска деревьев на берегу, последняя шеренга.

На мониторе эхолота хорошо видны замытые в песке большие стволы. Все хорошо, только символов крупных рыб нет. Начинаем ловить. Судачья поклевка у меня, чуть позже у Саши, обе у русла. Пробуем бросать ближе к берегу — и одновременно у обоих зацеп. Сеть? Нет, это лещатники поставили свои растяжки по свалу. Здесь уже не половишь! В такие минуты я уже не понимаю, кого не люблю сильнее — сетевиков или лещатников. Постоянно на всех водоемах цепляем их веревки с поплавками. Ну почему не убрать за собой эти бутылки-буйки? Примерно так же проходила наша рыбалка и в следующие два дня. Вечером второго дня у меня была только одна поклевка, но какая! Я уже подвел приманку к самой лодке и сделал большую паузу. Удар был такой силы, что удилище чуть не вылетело из рук. Я подсек, но — предательская пустота. Сход!

На третий день Саша Дармограй поднялся очень рано и решил половить на самой глубокой яме рядом с лагерем. За три часа он не увидел ни поклевки, отчаялся и решил напоследок поставить желтый «Басс Ассассин» длиной 70 мм. То ли начался выход щуки, то ли действительно рыбы реагировали лишь на определенный тип приманок, но с первого же заброса взяла щука весом больше 3 кг, а через некоторое время попалась и другая, чуть поменьше. Дима Костюхин наловил множество уклейки, которая брала на бутерброд из мотыля и опарыша с метровой глубины. При этом на червяков на фидерах никто не позарился — так и пролежали на дне нетронутыми. Уклейку мы обваляли в муке и пожарили в кипящем масле. Жирная осенняя уклейка — это что-то бесподобное! А кружки наши за три дня так никто и не тронул.

Владимир ГЕРАСИМОВ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *