- Статьи

По последнему льду на Арахлее

Чем прекрасно Забайкалье? Во-первых, далеко до начальства (хотя президент к нам таки наведался в феврале этого года), а во-вторых, контрастами. Трава зеленеет, бабочки, шмели летают, температура +20, и при этом полутораметровый лед на озерах. На реках Забайкальского края пока «мертвый сезон»: хариус болеет после нереста и все еще не кормится, ленок и таймень продолжают метать икру. А вот на озерах Ивано-Арахлейской системы чебак уже начал преднерестовую кормежку. Преднерестовые косяки белой рыбы, плотвы и ельца, подпирают хвостами берега озер.

Прикорм, который я обычно готовлю для весенней рыбалки на Арахлее, состоит из двух компонентов: молотых сухарей и геркулеса. Геркулес насыпаю в дуршлаг, ставлю на плиту кастрюлю. Когда вода закипает, дуршлаг с хлопьями опускаю в кипяток и держу приблизительно полминуты. Геркулес не должен быть разваренным. После чего стряхиваю воду из дуршлага, а кашу тонким слоем выкладываю на сухую тряпочку или газету. Эта процедура нужна для того, чтобы убрать из геркулеса лишнюю влагу.

Сухари тоже готовлю сам. Как показывает практика рыбалки, сухарь лучше чуть пережарить. После помола слегка пригоревший хлеб имеет очень ароматный дух. Далее геркулес и сухари смешиваю в равной пропорции. Сухари дают необходимый запах и муть в воде, а распаренные хлопья геркулеса служат прикормом. Обычно я бросаю в лунку три горсточки прикорма. Это первая, самая обильная, порция. Выжидаю минут пятнадцать. Как правило, ожидание скрашивается бурением второй лунки. За это время фракции сухарей успевают набрать необходимое количество влаги. Перемешиваю в лунке черпаком воду, и после этой операции разбухшие крошки начинают медленно опускаться под лед. К этому моменту хлопья геркулеса уже лежат на дне и привлекают рыбу. Остается прикормить вторую готовую лунку и приступать к рыбалке.

В конце апреля — начале мая определенного времени клева ни плотва, ни елец не придерживаются. Рыба может начать клевать совершенно неожиданно. То есть в любое время. Будь то утро, день или вечер. Некоторая периодичность в питании рыбы хотя и наблюдается, но она не так ярко выражена, как в зимний период. Вызвано такое поведение рыбы, как мне кажется, формированием нерестовых косяков. Подошел косяк, остановился на прикормленном месте, покормился и ушел далее. Клев ослабевает или совсем сходит на нет до подхода очередного косяка. Причем бывают ситуации, когда клевать начинает только плотва или только елец — косяки разных видов смешиваются редко. Также было замечено, и неоднократно, что рыба идет по определенным «тропам». Буришься на одном месте — попадаешь в плотву. Отступаешь метров на 50 — и находишь ельца. Либо никого не находишь. Такое тоже случается, и гораздо чаще.

Места на озере Арахлей, где бель формирует косяки и кормится перед нерестом, давно знакомы забайкальским рыбакам. Это участок между деревнями Преображенка и деревней Арахлей. Расстояние между этими населенными пунктами составляет приблизительно 10 километров. От береговой линии до миграционных путей рыбы метров 150-200. Но сразу попасть на нужное место получается не всегда. Можно просидеть целый день над лункой и не увидеть ни одной поклевки. Хотя и погода, и все составляющие хорошего клева вроде бы налицо. Кроме одного, самого главного — рыбы. Но рыбаки народ внимательный: стоит одному угадать с местом, как через какой-то час пятачок вокруг него полон народу. Удивляешься: и как только информация разлетается по озеру! Не иначе как с помощью телепатии рыбацкой… или простого бинокля.

Мне в этот раз повезло. Еще издалека, подъезжая к озеру, заметил на льду две плотные группы рыбаков. Помогла и сотовая связь: среди рыбаков ловил рыбу мой хороший знакомый, спец по весеннему ужению бели, Саша. Смотреть на него, когда он колдует над лункой, одно удовольствие. Как дирижерскую палочку за пару секунд до начала концерта, Александр опускает удильник к лунке. Локоть его начинает подниматься вверх, а кисть с удочкой задерживается на мгновение. В следующую секунду вся рука оживает, кончик палочки начинает движение. Скорость подъема приманки поразительно ровная. Вот сторожок делает еле заметную паузу — классическая поклевка булуса, кисть руки вздрагивает, удильник летит на лед. В финале возле ног Саши бьется очередная рыба. Эффектная кода! Приманка снова уходит в лунку, концерт продолжается.

Итак, я звоню Александру и спрашиваю, видит ли он серую машину, медленно едущую вдоль береговой линии. Получаю утвердительный ответ, а с ним и совет, где лучше подъехать к берегу. Заберег на Арахлее еще не очень широкий, метров 20-25, в некоторых местах чуть шире. Забродных сапог пока вполне хватает, чтобы перейти открытую воду и выбраться на лед. Но я не спешу. Из багажника на свет извлекаются туристический столик и стульчик. Необходимо настроить снасти. Поклевки плотвы и булуса очень осторожные, поэтому вместо речного формата 0,20 мм я ставлю 0,15 и меняю сторожок на более чуткий. Меняю и карабинчик, а выше него ставлю мелкий подпасок для повышения чувствительности снасти. Речные мормухи с подмоткой петушиных перьев отправляются в коробочку — для озера они не подходят. Для ловли бели на Арахлее лучше всего использовать мормышки с рубиновым бисером. Очень хорошо работает и черный вольфрам. Он к тому же не требует дополнительной огрузки снасти подпаском.

Ящик, бур, ведро — перехожу через заберег, забираюсь на лед, оглядываюсь. Поразительно: за спиной, через узкую полоску воды, почти лето, и я смотрю на него из настоящей зимы. Но любоваться некогда. Шагаю по льду к Александру. Вокруг него уже порядочное количество плотвы и ельца. Здороваемся. Из его рассказа узнаю, что пулеметный жор начался с рассветом. Сейчас — а приехал я часов в 10 утра — тоже поклевывает, но необходимо чаще менять лунки. Лед на озере «полноформатный» — 180 см. Как зимой, с той лишь разницей, что зимой он имеет однородную структуру, сейчас же первые полметра бур идет по «сухому» льду, а оставшиеся 130 см по «мокрому». В лунку поднимается вода, которая пропитала снизу ноздреватый лед. Весна, одним словом.

Бурю лунки, а за одно присматриваюсь к рыбакам. Кто-то сидит на ящике и делает проводки у дна, многие время от времени встают и проверяют наличие рыбы в верхних слоях. И нужно отметить, не безрезультатно. После получаса ударного бурения у меня готовы три лунки. Чуть отдышавшись, сажусь на первую. Опускаю настрой с бисерной обманкой, подсадив на нее кусочек полиэтиленовой упаковочной сетки от яблок. Они бывают разных цветов, но экспериментальным путем выявлено: сеточки белого и розового оттенков работают по бели лучше всего.

Глубина на месте рыбалки три метра. Я опустил приманку на дно и начал медленный подъем без дробления. На третьей проводке сторожок чуть приподнялся, я подсек. Приподняв немного рыбу, чувствую, как ослабла леска. Сход. Минуту-другую продолжаю медленные подъемы и спуски. Остановка сторожка, леска чуть провисла, подсекаю, но уже не по-речному резко, а в более мягкой манере — плотва не хариус и не ленок. При резких подсечках губы у плотвы рвутся, и рыба сходит с крючка. За 15 минут поймал 5 плотвичек и двух ельцов. Меняю лунку. Начинаю рыбалку стоя, проверяя верхние горизонты. Выясняю таким образом, что рыба занимает пространство примерно в один метр от дна — выше поклевок не наблюдается.

От работы со снастью меня отвлекает крик Александра. Он поймал окуня с признаками аэромоноза. Действительно, на теле рыбы видна болезненная язвочка. Непохоже, что это след от щучьих зубов. Вероятно, у окуня начальная стадия заболевания, так как, насколько мне известно, пораженная аэромонозом рыба полностью отказывается от питания. А бель клевала до позднего вечера с небольшими перерывами. Рыбалка по последнему льду обычно продолжается на Арахлейской гряде до 20 чисел мая. Потом лед разламывается на отдельные большие плато и дрейфует по озеру, пока полностью не растает.

автор Сергей МИРТОВ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *