- Статьи

Ловля плотвы на Вазузе

Отправляясь на рыбалку, большинство из нас не особенно обращает внимание на погоду: у рыбы к ней свое отношение -клевать может как в самую замечательную, так и в жуткое ненастье. Ловить под дождем вообще обычное дело. Но это если на дворе лето или хотя бы осень. А зимой? Однако ничего не поделаешь, охота пуще неволи. Собираясь в очередную поездку на Вазузу, мы посмотрели прогноз: обещали минус 4-2 градуса. Самые комфортные условия — и не холодно, и под ногами не хлюпает. Правда, в Москве перед выездом был ноль, и слякоть преследовала нас до самого Ржева. И только подъезжая в темноте к Вазузе, мы с радостью увидели вокруг белый снег.

Устроившись в знакомом доме, начали прикидывать, куда податься на следующий день. Одно из достоинств Вазузы, что в пределах пешей досягаемости в одном месте есть и глубокие лещовые ямы, и широкие поливы, где держится подлещик, и всевозможные заливы с окунем и плотвой. Изначально мы хотели заняться лещом: местные рыболовы сообщили, что с 20-х чисел января у ближайшей ямы начал попадаться лещ до 2 кило, правда, только ночью. Но и днем влетали килограммовые экземпляры. Конечно, лещ лучше всего берет в сильный мороз, но на клев подлещика можно было рассчитывать и при слабом.

Утром термометр за окном показывал «0». Нас это немного огорчило, но наши планы не изменило. Однако выйдя на лед, мы поняли, что передвигаться можно с трудом. Вся поверхность льда была покрыта тонкой коркой льда, под которой лежал слой мокрого снега толщиной сантиметров 15. Даже не снега, а воды с примесью снега. Откуда она взялась, мы так и не поняли. Снег по берегам немного подтаял, но столько воды он явно не мог дать. Вероятно, подняли уровень, и вода пошла поверх льда. Топать километра полтора до лещовых мест по такой каше очень не хотелось, и мы с Михаилом решили пойти на находящийся вдвое ближе широкий полив, где, как мы не раз убеждались, в оттепель часто собирается подлещик с плотвой. Третий наш товарищ, Кирилл, отправился на «дежурную» точку рядом с деревней. Там от противоположного берега идет пологий свал с 4 на 10 метров. Подлещик там держится постоянно, а иногда подтягивается и лещ.

Как это часто бывает, если начнет не везти с утра, так на весь день. Пройдя по льду всего сотню метров, я понял, что правый сапог полон воды. При внимательном осмотре нашел узкий разрез длиной сантиметра четыре. Прорезать мог только на прошлой рыбалке, но тогда мороз был -15 и воды на льду не было, так что прорез остался незамеченным. В последнее время некоторые горе-рыбаки сначала распивают на льду, а потом бьют бутылки. Уходить со льда, даже не просверлив лунки, не хотелось, поэтому решил сколько смогу не обращать внимания на хлюпающий сапог. На поливе с глубиной 7-8 метров рыба подошла на прикормку в течение получаса. Все было бы хорошо, если бы не ее размер: подлещик и густера грамм по 100. Можно было бы продолжать это развлечение, но через пару часов стало ясно, что надо все-таки пойти переобуться в сухое. Решили, что пока я хожу, напарник перейдет на наше обычное место, где, как по телефону сообщил Кирилл, хоть и нечасто, но клевал приличный подлещик.

За время моего отсутствия Михаил подготовил и закормил лунки. Немногочисленные рыболовы вокруг нас время от времени вытаскивали рыбу, причем значительно более интересную, чем та, которую мы ловили с утра. А наши дела шли, мягко говоря, не ахти. Создалось впечатление, что вся окрестная рыба с утра разбрелась по прикормленным лункам, а под наши подходить было просто некому. Правда, у меня была одна четкая поклевка, но после подсечки леска 0,1 мм лопнула через долю секунды. Примерно через час мне это надоело, и я, взяв ледобур и удочку с маленьким чертиком, пошел искать активную рыбу. Под самым берегом стоял окунь, но совсем «спортивный», а дальше, с глубины 3 метра, начиналась полная тишина. Высыпав остатки прикормки в лунки с расчетом на утро, я отправился в дом клеить сапог и готовиться к завтрашней рыбалке. Результат первого дня был неутешительный: множество поклевок, несколько десятков пойманных подлещиков и окуней и ни одного достойного хвоста.

Мы очень надеялись, что ночью подморозит, но этого не произошло: термометр все так же показывал «0». Ходить по каше не хотелось, поэтому все заняли вчерашние лунки на глубине около 10 метров. В этот раз молчали и те лунки, где вчера клевало. Вскоре начался дождь и стало совсем грустно. Рыболовы, сидевшие поблизости, встали с ящиков и бродили от лунки к лунке. Общее мнение было таково: хоть день только начался, можно сматываться. Среди всеобщего уныния лишь наш Михаил пытался найти активную рыбу. Сначала он прошелся по насверленным лункам с чертиком, потом взялся за мормышку. Шансов было явно немного, но ему, видимо, нравился сам процесс. Наблюдая за перемещениями Михаила, я не сразу заметил, что он все чаще вытаскивает мормышку и сразу отправляет ее обратно. Нашел!

Оказалось, на глубине 8 метров стоит плотва, причем очень активная. Видимо, она подтянулась утром или только начала кормиться, так как вчера на этой глубине не было ни одной поклевки. Оценив ситуацию, все оказавшиеся поблизости рыболовы взялись за ледобуры. Рыба брала только на глубине 8 метров, ближе к берегу на глубине 7 метров поклевки становились редкими, а на 9 метрах их не было совсем. Вскоре все окрестные рыболовы сидели цепочкой, повторявшей рельеф дна. Пристроившись в нескольких метрах за спиной Михаила, я достал удочку с маленькой мормышкой и леской 0,09 мм. Сначала насаживал по одному крупному мотылю, но быстро дошел до трех-четырех. Размер насадки рыбу не смущал, и даже мелкие плотвички азартно хватали кисточку мотыля, больше подходящую для леща. Странно, но вперемежку брала рыба от 50 до 200 г. Странным было и то, что все поклевки шли только со дна: как только насадка отрывалась от дна хотя бы на 10 см, поклевки прекращались.

Ловить было весело, но не очень удобно: задул ветер и тонкая леска постоянно цеплялась за льдинки. Кроме того, маленькая мормышка даже на тонкой леске опускалась на дно слишком медленно. Попробовал ловить на лещовую снасть. Мормышка в 5 мм тонула, конечно, значительно быстрее, количество поклевок не уменьшалось, но подсекать стало сложнее. Правда, при холостой поклевке вынимать снасть было необязательно, так как снять всех мотылей за раз плотва не могла. Но одна подсеченная плотва на пять поклевок — не лучший результат. Надел на леску поводок с маленьким крючком — результативных поклевок стало намного больше. Интересно, что плотва сначала хватала мотыля на крючке, и только когда он заканчивался, переходила на мормышку. При этом она значительно лучше брала на движущуюся насадку. Это не была игра в полном смысле слова. Опустив оснастку на дно, я тихонько подтягивал леску, пока не отрывал мормышку от дна, и тогда начинал двигаться крючок. В этот момент происходила резкая поклевка.

Тонкий поводок часто захлестывался за крючок мормышки. В какой-то момент, когда распутывать надоело, я отрезал оснастку, зажал на конце лески дробинку в 1,5 грамма, а выше привязал поводок с крючком. Снасть оказалась очень эффективной: путаться стало нечему, а поклевка четко передавалась на длинный металлической кивок, изначально предназначенный для ловли на чертика. Увлеченный ловлей, я даже не заметил, что дождь усилился. Почувствовал это, только когда вода начала стекать с капюшона на лицо. Осмотревшись, увидел, что народу вокруг заметно прибавилось. Многие рыболовы, измученные бесклевьем, двинулись было в сторону деревни, но дойдя до нашей цепочки, активно машущей руками, вновь распаковывались.

автор Николай ЧЕВТАЙКИН

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *