- Статьи

Карасевые капризы

Вера в неотразимую чудодейственную насадку характерна лишь для начинающих свой путь в рыбалке. Опытные рыболовы, не отрицая необходимости подбора насадки, назовут множество других факторов, влияющих на результат. Причем на первое место они поставят, скорее всего, изучение повадок рыбы и знание особенностей водоема. О «множестве других факторов» мне пришлось размышлять, например, прошедшим летом на даче, когда карась «забастовал» во всех окрестных прудах. Лишь на одном пожарном прудишке очень привередливо и необычно поклевывал скромненький карасик. Это были не классические, медленные и уверенные, подъемы или утапливания, а «выстрелы в небо». Процент реализации был удручающе низок: в первый день на 8-10 поклевок ловился один карасик. Даже легкие спортивные поплавки с двумя точками крепления, ничего предварительно не регистрируя, вдруг взмывали вверх так, что рука просто не успевала подсечь. Растительную насадку при этом карась умудрялся сдергивать. В конце концов мне удалось все-таки найти подход, принесший определенный успех. Впрочем, обо всем по порядку.

В моей оснастке самодельный пенопластовый поплавок слегка перегружен и тонет от насадки. Такая огрузка позволяет располагать насадку именно на грунте. Но даже эта высокочувствительная оснастка оставалась малоэффективной, пока крючок № 16, или «тройка» по отечественной нумерации, не был заменен крючком с укороченным цевьем и непонятным обозначением «0,5» — меньше нашего 2,5. Естественно, плохой клев потребовал уменьшить диаметр основной лески и поводка в полном соответствии с правилами рыболовной науки. Объем хлебной прижимки тоже был уменьшен. Многие заблуждаются, полагая, что крупная рыба ловится только на крючки больших размеров. Сколько раз доводилось видеть изумленные лица бывалых рыболовов, когда они сопоставляли вес пойманной рыбы и крохотный размер крючка. Видно, не доводилось им слышать, что размер крючка зависит от размера насадки, а не рыбы. Правда, и из этого прочно усвоенного спортсменами правила порой бывают исключения.

Вспоминается случай, произошедший много лет назад на Обводном канале в районе станции метро «Новокузнецкая». Неплохо ловившаяся впроводку на зелень, плотва вдруг почти перестала засекаться. Крючки все использовали 2,5, причем до этого никаких нареканий они не вызывали. Кто-то, раздосадованный пустыми подсечками, поставил крючок № 5 — про «импортную» нумерацию мы тогда и не слышали, — и рыбалка наладилась. Идея была подхвачена. Размер ловившейся рыбы остался прежним. Интересно, что пятый номер работал всего несколько дней, а потом все вернулись опять к 2,5. Возможно, в какой-то момент плотву перестала привлекать насадка малого объема, а на крючок № 5 зелени помещалось больше. Впрочем, могут быть и другие объяснения, что не отменяет вывода о необходимости учитывать объем насадки и экспериментировать с ним. Вообще, большому куску рыбий рот радуется далеко не всегда: просто удивительно, на какую капелюшку иногда клюет карп, который ловится попутно с карасем.

А карасевые капризы на пожарном прудике все продолжались. Хлебный прижим вдруг был резко отринут — пришлось перейти на манную болтушку. Но и она отработала недолго: к вечеру третьего дня опять пошли холостые «выстрелы» и пустые подсечки. Болтушка средней консистенции сдергивалась, а крутая мигом выплевывалась. Вечером того же дня приготовил хлеб с ватой, так называемый армированный хлеб. Хорошенько сдобрил комочек подсолнечным маслом, тремя каплями корвалола и зубной пастой — подходит любая, кроме «Хвойной»: на ломтик белого хлеба средней величины выдавить 3-4 мм.

Подбирая размер новой насадки, время от времени проверял работоспособность прижима и болтушки, ведь все они — производные пшеницы. Но карась явно предпочитал армированный хлеб. Объяснить это действием ароматизаторов было трудно: в болтушке тоже присутствовали корвалол и зубная паста. Размер новой насадки оказался чуть больше спичечной головки. Приманка довольно нежной консистенции, создаваемой подсолнечным маслом, надежно удерживалась на крючке мягкими ватными волокнами. Они же не позволяли легко сбивать насадку и несколько затягивали «выстрел», давая больше времени на подсечку, и в результате реализовывалась каждая третья поклевка. Найдя оптимальный размер насадки, я начал экспериментировать с формой, благо пластичность хлеба допускала разнообразные варианты. В итоге была найдена форма, напоминающая очень плоское зерно с небольшим утолщением на поддеве крючка и охватывающее цевье так, что из насадки выглядывал короткий кончик с колечком. Теперь засекалась каждая вторая рыба.

Следующим шагом стал переход от пассивного способа ловли к активному, при котором насадка принудительно «играет» по дну, привлекая рыбу. «Игра» на этом водоеме прошлым летом приносила успех, а в нынешнее была малоудачной, что я объяснял неподходящими насадками. В этом отношении армированный хлеб в виде зернышка сулил многое, но карась наотрез отказывался брать в паузах между потяжками, какие бы приемы игры я ни пробовал. Он атаковал в самой начальной фазе движения насадки и так стремительно, что моя рука не успевала перейти с потяжки на подсечку. Пришлось вернуться к пассивному созерцанию поплавка.

Тем временем карася почти перестал интересовать и хлеб с ватой: теперь по вкусу пришелся навозный червь, неделю назад привлекавший только ротана. Характер «выстрелов» животная насадка не изменила, зато приятно удивила результативность подсечек. Ротанчики на червя начинали клевать лишь к часу дня, когда сдавали позиции караси, занятые ими с утра. Труднее всего мне было насаживать 5-миллиметровый кусочек червя на малюсенький крючок, иногда это удавалось только с шестой-седьмой попытки. Но вскоре караси научились — в который раз! — безнаказанно сдергивать и микрочервя. Моим ответом был надетый чулком на цевье микрочервь и чуть недоваренная перловинка на жале, не позволявшая легко овладеть червем. Но и к червю карась интерес потерял: опять стал работать прижим из хлебного мякиша. А вскоре мне пришлось оставить привередливого карася до следующего года. Все его резкие смены вкуса я склонен был объяснять неустойчивой погодой, но анализ дневниковых записей отверг эту версию.

Заявленный в начале учет «множества факторов, влияющих на результат», не сводился только к поискам наиболее уловистой насадки и характера проводки. Вообще все началось с проверки ранее известных мест и выбора наиболее перспективного. Поводок был удлинен с 7 до 20 см простым перемещением подпаска. Его масса подбиралась придвиганием или отодвиганием грузил с сохранением общей массы огрузки; опробовались также различные комбинации распределения грузил по весу и удалению от подпаска. Вместо 5-метрового маха использовался 4-метровый, чтобы за счет уменьшения длины удилища увеличить скорость подсечки. Дрейф поплавка на ветру позволял замедлить опущенный в воду конец хлыстика: этого почему-то опасаются многие рыболовы. Наверняка было и еще что-то, выполняемое автоматически в силу многолетней привычки, а потому не отмеченное сознанием.

Готовых смесей и рецептов прикормки для карася существует великое множество, поэтому их действенность для конкретного места и времени всегда следует сравнить и проверить. Сам я давно стремлюсь к минимизации количества компонентов, их объема и цены. Более того, на склоне лет я почти перестал прикармливать. Так, за 16 дней рыбалки на пожарном пруду я бросил в воду два кусочка батона при разведке да горсть гранулированного комбикорма, когда надо было подтянуть рыбу к берегу при переходе на «четверку». Не лукавя скажу, что при стабильных забросах в точку ловли она раскармливается, особенно если насадкой служит хлеб. Опытные рыболовы первые забросы выполняют с увеличенным, но слабо сидящим на крючке кусочком хлеба, чтобы сдернуть его на грунте. Чем не точечная прикормка?

Можно понять спортсменов-поплавочников, вываливающих на дно горы прикормки: жесткая конкуренция на ограниченном пространстве, невозможность выбора места и определение победителя по количеству пойманной рыбы. А если это простая рыбалка, когда ты один на один с рыбой, когда не количество пойманной рыбы, а лишь новое качество ловли имеет значение? Здесь своя философия: хочется «обмануть честно», хочется доказать рыбе, что хоть она и «хитра, а человек премудр». Проявление такой премудрости — ловля без прикормки или безмотыльно-безнасадочная ловля со льда.

Напоследок несколько советов начинающим рыболовам. Не торопитесь поскорее забросить снасть, оказавшись на берегу. Если есть другие рыболовы, гораздо полезнее сначала приглядеться, кто, как, где и на что ловит, какие используются поплавки, грузила, их распределение, особенности поводка и так далее. Если вы коммуникабельны, а ситуация позволяет, можно задать вопросы о клеве. Но самую большую пользу может принести отслеживание чужой поклевки, которая убедительнее всяких слов покажет уровень активности рыбы, а новичку вдобавок подскажет, в какой момент следует подсекать. Особенно ценно такое «подглядывание», когда рыба капризничает. Вернувшись с рыбалки, заставьте себя описать характер поклевки. Знаю, каково писать уставшим, подбирая наиболее точные слова. Зато через несколько лет вы сможете судить об изменении карасевых манер не только год от года, но и при различных насадках и на водоемах разных типов и размеров.

автор Евгений СИДОРОВ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *